ФЭНДОМ


Трое и Огонь - два взаимосвязанных между собою пророчества о котах одного рода (за исключением Синей Звезды).

Будучи воительницей, Синяя Звезда - тогда еще юная Синегривка - слышит от Гусохвоста о знамении. Видя над Синегривкой горящую ветку, он предсказывает, что она, подобно огню, просияет на весь лес, но даже самое сильное пламя может поглотить вода. Так оно и случилось. Синяя Звезда погибла от воды.

Следующим огнем был Огнезвёзд. Он также стал великим предводителем Грозового племени, хотя родился домашним. И за пару дней до его прихода в племя целительница Пестролистая получает знамение - "Только огонь спасет племя". Так и случается: Огнезвёзд спас свое племя и вообще все племена от многих бедствий.

Третий огонь - Белка. Было предсказано, что Огонь и Тигр, Белочка и Ежевика, объединятся, чтобы спасти лес от беды. Так было дважды - во время Великого Путешествия и после смерти Огнезвёзда, когда Белка с Ежевикой возглавили племя.

Когда Огнезвезд и его подруга Песчаная Буря возродили Небесное племя и уже готовы были уйти домой, старик Небосклон перед смертью сказал Огнезвёзду, что придут трое, кровь его крови, и могущество звезд будет у них в лапах.

Предводитель долго терялся в догадках. Сначала он думал даже, что это Белка, Листвичка и Белохвост, а вскоре его надежда перешла на Белолапу - но нет, они не были чересчур особенными и ничем не отличались от других.

И тогда родились дети Белки и Ежевики - Воробьишка, Львенок и Остролисточка. Через некоторое время Воробушек узнает о пророчестве и находит в себе свою силу. Затем он рассказывает обо всем брату и сестре. Львинолап мог выходить невредимым из всех битв, но Остролапка не видела в себе никакого особого могущества. Она думала, что ее сила - Воинский закон. Но вскоре все трое узнают, что их родители - Грач и Листвичка. Уголек также узнает этот секрет и хочет публично об этом объявить, но Остролистая убивает его и сбегает от совести в тоннели. И тогда рождаются Искорка и Голубинка, новая надежда Воробья и Львиносвета.

Эрин Хантер подтвердила, что вначале действительно хотела видеть Остролистую одной из Трех, но потом отказалась от этой идеи.

Вскоре становится известно, что Голубичка может видеть и слышать то, что находится за пределами досягаемости. Искролапка начала завидовать сестре, потому что видит, что к ней относятся, как к особенной. Она начинает посещать Сумрачный лес и думает, что это хорошо и что так она станет лучше своей сестры. Но она жестоко ошибается, осознает свою ошибку и начинает шпионить за Сумрачным лесом.

Становится известно еще одно пророчество - про то, что трое должны найти четвертого. Голубка думает именно на Искру, но это Огнезвёзд исполняет свой последний долг перед племенем.

Наступает Великая Битва. Огнезвёзд погибает от ран, полученных в схватке с духом Звездоцапа, но прежде тот умирает от когтей Огнезвёзда. Троица теряет свою силу. Это трудно перенести, особенно Голубке, но вскоре они привыкают к нормальной жизни.

"Гордость переполняла сердце Огнезвёзда, когда он смотрел на крошечных котят — его дочери, его продолжение. В отцовских мечтах он уже видел их далекое будущее: они будут лучшими охотницами, самыми счастливыми кошками, а может быть, даже предводительницами. Пусть сам он родился домашним котенком, но его дочери — чистокровные лесные кошки. Его кровь влилась в жилы Грозового племени и отныне останется здесь навсегда. Со временем он покинет эту землю, но дочери передадут его кровь своим детям, а потом и детям детей... И тут будто ледяные когти вонзились в сердце Огнезвёзда. Мысли о крови и родстве напомнили ему о том, что он успел забыть. Пророчество Небосклона громом прозвучало в его ушах. "Придут трое, кровь твоей крови и могущество звезд будет у них в лапах". Неужели эти могучие коты родятся от дочерей Огнезвёзда? Но что обещает это пророчество? К добру оно или к худу? Холодок пробежал по спине Огнезвёзда, и он невольно поежился при мысли о том, куда приведет тоненький ручеек его крови."

Размышления Огнезвезда в Возрождении

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.